Алёна Стратонова: «Нам очень важно загрузить Камчатку не только летом, но и зимой» | Свежие новости России и мира
05.12.2020

Алёна Стратонова: «Нам очень важно загрузить Камчатку не только летом, но и зимой»

Руководитель агентства по туризму Камчатки рассказывает о достопримечательностях полуострова, новых инфраструктурных проектах и влиянии коронавируса

Алёна Стратонова, руководитель агентства по туризму и внешним связям Камчатского края /Личный архив

Камчатка, открывшаяся миру в 1991 г. (одновременно с другими закрытыми в СССР городами и территориями – Владивостоком, Свердловском, Горьким и др.), стала за эти годы направлением элитарного экологического туризма. Поток туристов, включая иностранных, постепенно растет, но Камчатка все-равно остается камерным направлением. Пиковый сезон – лето, когда существующих отелей не хватает, а потенциал роста туристического потока – увеличение зимнего предложения, говорит руководитель агентства по туризму и внешним связям Камчатского края Алёна Стратонова. Число иностранных туристов Камчатка надеется нарастить за счет увеличения заходов круизных судов, добавляет она. 

Эпидемия коронавируса тревожит власти Камчатского края и местных игроков турбизнеса: большое число туристов прибывало на Камчатку из Китая и Южной Кореи, а как раз в этих странах оказалось наибольшее число заболевших, что уже привело к закрытию границы с Китаем. Но высокий сезон еще не начался, успокаивает Стратонова, а пока власти думают, как помочь бизнесу и переориентировать туристические потоки.

– Что такое Камчатка как туристическое направление? Сколько вы в прошлом году приняли туристов и как они к вам добираются? 

– Мы – с точки зрения объема туристического потока – маленькие. Потому что Камчатка – не про массовый туризм, не про автобусные туры с большим количеством музеев в городе. Камчатка – скорее для любителей активных путешествий, экологического туризма и специфических видов отдыха – рыбалки или охоты. 

В прошлом году Камчатку посетили около 240 000 человек. Число иностранцев возросло почти вдвое – в 2019 г. к нам прибыли с туристскими целями более 36 000 иностранных граждан, причем больше половины – на круизных судах. У нас в целом очень хорошая динамика по круизам. Наш порт в 2019 г. обслужил 20 круизных лайнеров, в том числе экспедиционных. В 2018 г. их было 12. (Кстати, во Владивостоке сопоставимые показатели по количеству судов, но Приморский вокзал Владивостока может принимать круизные суда больших размеров: Петропавловский сейчас обслуживает суда длиной до 300 м и вместимостью в среднем до 3000 пассажиров, причальная инфраструктура в Приморье уже сейчас позволяет принимать 5-тысячники). 

– Но круизные туристы проводят у вас совсем немного времени?

– Как правило, круизные программы, – особенно это касается больших лайнеров, – предполагают однодневное посещение порта: за день туристы осматривают отдельные достопримечательности в городе и ближайшие к нему природные объекты, затем суда отправляются в другие порты.

Конечно, нам интересно побудить туристов задержаться, провести на Камчатке больше времени, остановиться в наших гостиницах, посмотреть уникальные природные объекты, в конце концов – оставить больше денег на территории. Сейчас круизных программ, которые бы предполагали остановки в порту на несколько дней, не так много. Как правило, это экспедиционные программы. К примеру, камчатский туроператор в этом году запустит уникальные маршруты по Дальнему Востоку, Арктике и Северному морскому пути на небольших российских круизных судах, – таких проектов в стране нет. В рамках стоянок в наших портах – программы на берегу более расширенные. 

Но мы заинтересованы и в приходе на этот рынок иностранного флота. На Восточном экономическом форуме в 2019 г. мы с коллегами из Владивостока, Сахалина и Чукотки подписали соглашение о совместном продвижении наших регионов как единой круизной дестинации. Наша цель – привлечь к российскому Дальнему Востоку внимание круизных компаний ближайших стран АТР и запустить новые маршруты с посещением дальневосточных приморских территорий, корейских, японских, китайских портов. Первый тур по Владивостоку, Камчатке и Сахалину мы с коллегами из Морского пассажирского терминала Владивостока сделали для подразделения корейского холдинга Lotte, которое занимается круизным туризмом. Они открыли для себя Камчатку и отметили, что им было бы интересно делать смену пассажиров круизных лайнеров именно на Камчатке. Мы надеемся, что такая возможность у нас появится через несколько лет, когда будет построен новый терминал международного аэропорта. 

К нам пришел крупный оператор – «Аэропорты регионов». Они оценивают Камчатку не только как перспективное направление для приема туристов, но и для транзита. Взлётно-посадочная полоса уже реконструирована, государственная экспертиза на проект нового вокзала пройдена, и сейчас начинаются работы по строительству терминала. Мы видим, что интерес к аэропорту Камчатки со стороны игроков азиатско-тихоокеанского региона заметно растет. В прошлом году мы принимали целую делегацию азиатских авиаперевозчиков, уже сейчас они начинают интересоваться нашим направлением. «Аэропорты регионов» тоже начинают активно работать с международными перевозчиками, и мы надеемся, что эта работа даст результат.

– Но компания «Аэропорты регионов», принадлежащая  Виктору Вексельбергу, хочет в разы поднять тарифы на обслуживание авиакомпаний в аэропорту Петропавловска-Камчатского. Как к этому относится краевая администрация и какие пути решения проблемы видит? 

– На этом этапе речи о повышении платы за пользование аэропортовой инфраструктурой не идет. Рассчитанные тарифы (они могут быть введены только после запуска в работу нового терминала) учитывают объем инвестиций в новую стройку – а это 7 млрд рублей только в сам терминал. На сегодня это крупнейший инфраструктурный проект на Камчатке, от которого напрямую зависит в том числе, развитие туризма. Действующий терминал не может обеспечить даже существующей потребности, особенно это касается нашего международного сектора. Это главный барьер для расширения маршрутной сети, в первую очередь, международной. Проект довольно серьезный для страны в целом и вполне может претендовать на государственную поддержку – к примеру, субсидирование процентной ставки по кредиту. Профильные ведомства в правительстве страны этот вопрос уже прорабатывают. 

С учетом того, что господдержка напрямую повлияет на  тариф, мы надеемся, что такие решения будут найдены. 

– Вы говорили агентству «Восток России», что на Камчатке в сфере туризма реализуются 42 проекта с объемом инвестиций 6,5 млрд руб. Расскажите о крупнейших из этих проектов.

– Это не все проекты, а только те, которые реализуются на Территории опережающего развития (ТОР) «Камчатка» и Свободного порта Владивосток. Сейчас их уже больше. 

Крупнейший из них – строящийся гостиничный комплекс в самом центре Петропавловска-Камчатского, рядом с озером Култучное с видом на Авачинскую бухту. Это будет самая большая гостиница на Камчатке и, как ожидается, первая пятизвездочная. Инвестор – наша камчатская компания «Новый дом» – намерен завершить проект весной 2021 г. На старте они планировали более скромную гостиницу, но впоследствии решили, что пора строить на Камчатке современную мощную гостиничную инфраструктуру. На прошедшем Восточном форуме они подписали соглашение с ВТБ, банк предоставил им дополнительный кредит в 2 млрд руб., а вся стоимость проекта увеличена до 5,5 млрд руб. Это очень крутой проект: гостиница на 170 номеров, концертный зал, деловой комплекс, бассейн, спа, рестораны и бары – и все это в удивительно живописном месте в самом центре города. 

Есть ряд интересных проектов в транспортной сфере – компания «Витязь-Аэро», к примеру, планирует реализовать проект по развитию малой авиации. Сейчас у них самый большой авиапарк на Дальнем Востоке, они построили современный аэропортовый комплекс и аэродромную инфраструктуру. 

Понятно, что туристическая емкость Кроноцкого заповедника (Долина гейзеров) и Южно-Камчатского заказника (Камчатское озеро) ограничена, а это самые популярные маршруты. Поэтому в последние годы «Витязь-Аэро» активно работает над расширением маршрутной сети, в том числе и в зимний период – нам очень важно загрузить Камчатку не только летом, но и зимой. Сейчас это одна из самых больших бед камчатского туризма: дефицит мест в гостиницах из-за огромного спроса летом, а зимой инфраструктура простаивает. Конечно, есть отдельные направления зимой и весной, когда на Камчатку активно едут  туристы – любители снега и зимних активностей, но в целом в зимний период в большинстве гостиниц – недозагрузка. 

Кстати, в прошлом году еще одна компания – «Горячая земля Камчатки» реализовала интересный проект, ориентированный на зиму: создала современное горное шале в Тимоновском заказнике, которое зимой востребовано под хелиски, а летом – под новый вертолетный маршрут с посещением высокогорного озера Хангар и Тимоновских горячих источников.

Вообще нас очень хороший прирост по объему инвестиций – бизнес только за год вложил в туринфраструктуру около 3 млрд рублей. И, как вы знаете, интересует Камчатка и крупных игроков. Я говорю в том числе, о проекте «Парк Три вулкана», который планирует реализовать на Камчатке «Роза Хутор». Проект очень масштабный, и он позволит привлечь новые турпотоки в край и что немаловажно – в  зимний сезон.  

– Что туристу нужно увидеть на Камчатке, помимо Долины гейзеров?

– Долина гейзеров – это далеко не единственное, что можно посмотреть на Камчатке, хотя это действительно, один из наиболее популярных природных объектов наряду с Курильским озером. Озеро – самое большое нерестилище нерки в мире, где в естественной среде можно наблюдать за медвежьей рыбалкой – зрелище незабываемое! Вообще, Камчатка – фантастическая земля, необыкновенная. Мы, конечно, уже привыкли наблюдать из своих окон [в Петропавловске] действующие «домашние вулканы» (так на Камчатке называют группу вулканов в 25 км от столицы края). Этот пейзаж завораживает всех, кто прилетает к нам – лучший вид на них прямо из аэропорта. К том уже, это одни из самых доступных вулканов – экскурсии к подножию и восхождения на них проходят почти круглый год. 

Камчатка – это в первую очередь уникальные природные ландшафты. И, вопреки распространенному мнению, многие объекты расположены рядом с краевой столицей, до них без проблем можно добраться на машине и вовсе не обязательно лететь на вертолете. Всего в 100 километрах от Петропавловска-Камчатского – вулканы Вилючинский и Горелый, «парящий» кратер Мутновского вулкана и Дачные горячие источники – место впечатляющее. 

До многих природных парков, в том числе и тех, что включены в список всемирного природного наследия ЮНЕСКО, можно добраться на автомобиле всего за несколько часов. 

Сейчас у нас активно развивается этнотуризм. В окрестностях краевой столицы работают несколько десятков стойбищ, этнодеревень и собачьих питомников. 

Ну, и конечно, было бы странным приехать на Камчатку и не искупаться в горячих источниках. У нас есть несколько рекреационных зон, где в гостиницах есть оборудованные источники с термальной или минеральной водой. Ближайшая – это Паратунская зона всего в 30 км от аэропорта. Там несколько десятков баз отдыха и гостевых домов, санаториев. Там же в рамках ТОР сейчас строятся еще несколько крупных объектов, в том числе большой гостиничный комплекс с бальнеологическим центром. В 100 км от города – Начикинский санаторий, где в советские годы была всесоюзная здравница, и где проходили реабилитацию спортивные сборные; целебная вода – на базах отдыха в национальном селе Эссо в центральной Камчатке, в Апачинских горячих источниках в 180 км от краевого центра. Я считаю, что это тоже перспективная локация, которая к тому же находится на пути в Усть-Большерецкий район, один из самых популярных для рыболовства. Камчатка – это место, где нерестятся все виды тихоокенских лососей. В реке Большая, например, – фантастическая рыбалка на чавычу и кижуча! Впрочем, исключительная рыбалка – почти на всех реках Камчатки. 

– Какие основные зарубежные рынки для Камчатки?

– В лидерах – США. Затем Китай – это характерно для всей России: огромное число китайских туристов полетело отдыхать. На третьем месте у нас Германия, затем идут Корея и Япония. 

– Почему США впереди? Это авиакомпания «Якутия» своими чартерными рейсами привозит вам столько американцев с Аляски, которые мечтают порыбачить на Камчатке?

– Нет, большая часть американских туристов все же прибывает на круизных судах. Но благодаря «Якутии» у нас есть стабильный поток напрямую из Анкориджа.  Американцы любят охоту и рыбалку на Камчатке, это, как правило, туристы с высоким уровнем достатка и экологического воспитания, поэтому и рыбачат они по принципу «поймал – отпустил». Им важен сам процесс. Чартеры из Анкориджа у нас только летом. В этом году «Якутия» возобновляет и чартеры с Камчатки в Токио. Партнеры авиакомпании заинтересованы и в том, чтобы  использовать аэропорт Петропавловска-Камчатского для отправки иностранных туристов дальше по Дальнему Востоку – на Чукотку, в Якутию. Так что есть над чем работать. 

У нас уже довольно стабильный поток туристов, которые прибывают авиарейсами напрямую из Японии: японцы любят Камчатку, экологический туризм у них востребован. Я считаю, что для Камчатки это очень правильные туристы.

Немцам также интересен в первую очередь экологический туризм – они, как правило, путешествуют по заповедникам и паркам пешком и любуются природой.

У нас уже много лет есть устойчивый поток туристов из южного Китая. Южнокитайский турист востребован у российских туроператоров, поскольку это, как правило, организованные группы, которые приезжают на большие и насыщенные программы. Вообще, нам интересен весь рынок ближайшего к Дальнему Востоку АТР, это в первую очередь, возможности для прямого сообщения. Европа – тоже активно развивающееся направление, к нам уже сегодня едут представители многих стран. С Индией тоже начинаем работать. Тут, надеюсь, нам поможет тот факт, что на ВЭФе-2019 был подписан договор, в соответствии с которым компания Tata Power будет разрабатывать месторождение каменного угля на севере Камчатки – это один из крупнейших проектов российско-индийского сотрудничества. 

– Как эпидемия коронавируса повлияет на туриндустрию Камчатки? Скольких подтвержденных туристов из Китая уже лишился край? 

– Пока делать выводы об ущербе туротрасли рано. Но уже понятно, что ситуация в предстоящем туристском сезоне будет довольно сложной. Если говорить о фактической ситуации – закрытие границ с Китаем уже привело к отмене отдельных групп в весенний период у камчатских туроператоров. Пока их не так много – это связано с тем, что высокий сезон у нас все-таки начинается летом. Тем не менее, отрасль уже несет убытки. И если ситуация не изменится, к лету они существенно возрастут. Аналогичная ситуация может быть с Кореей и отдельными европейскими странами. Все зависит от того, как долго будет сохраняться сложная эпидемиологическая обстановка. 

Уже сейчас мы видим и определенные риски с круизными судами. Круизная программа на Камчатке должна стартовать в мае и, думаю, все участники этого рынка сейчас как минимум, в состоянии обеспокоенности, ведь значительная часть программ проходит через азиатские страны. 

Поэтому мы сейчас все возможные варианты прорабатываем. Я говорю не только о взаимодействии власти, экстренных служб, санитарных врачей для того, чтобы предотвратить факты завоза вируса на полуостров (нам в этом смысле чуть повезло с географией). Но нужно думать и о том, как замещать иностранный поток, который может не приехать. На днях встречаемся с бизнесом, будем обсуждать корректировки в нашу маркетинговую стратегию, вероятно, переориентироваться в большей степени на российский рынок. Это пока самое надежное направление. И постараемся поддержать бизнес в этот сложный период – по поручению губернатора сейчас прорабатываем механизмы государственной поддержки для отрасли. 

– В декабре 2019 г. правительство РФ наконец внесло на рассмотрение Госдумы законопроект о совершенствовании правового регулирования деятельности экскурсоводов, гидов-переводчиков и инструкторов-проводников. Насколько он важен для туриндустрии Камчатки? Особенно помня трагедию августа 2018 г., когда туристка из Барнаула погибла из-за переохлаждения на пешем маршруте через Авачинский перевал – потому что гиды из Красноярска не проверили ее экипировку перед выходом, а потом не оказали ей помощь.

– Раньше существовало лицензирование туроператоров, потом его отменили. Чем, по сути, сняли все барьеры для вхождения на этот рынок – сейчас назваться «туроператором» и возить людей может практически каждый. В том числе на Камчатку: неизвестные компании из Москвы и других регионов отправляют людей в пешие маршруты, сами не понимая, что их там ждет. И с этой проблемой, к сожалению, сталкиваются во многих регионах России. Это беда для страны, беда для Камчатки. У той группы из Красноярска был очень сложный маршрут – для подготовленных людей, а там далеко не все были подготовленными, в том числе и в плане экипировки. И главное здесь – профессионализм людей, сопровождающих группу. 

У нас действительно сложные природные условия: и климатические, и местность очень сложная, особенно когда речь идет о горных районах. Так что для нас аттестация инструкторов-проводников, гидов-переводчиков и даже экскурсоводов очень важна. Вопрос, как урегулировать деятельность людей, которые работают в туризме, и компаний, которые должны играть по нормальным правилам, давно обсуждают на уровне правительства. Сейчас в Госдуму внесено несколько законопроектов. Один из них – об обязательной аттестации. Его давно ждут, и на мой взгляд, он более чем продуманный и отвечает реалиям, за исключением требований по инструкторам-проводникам. Первоначально при разработке первых законопроектов об аттестации предполагалось, что оценкой компетенций инструкторов-проводников будут заниматься профильные организации – например, федерации альпинизма, спортивного туризма. В предложенной редакции оценкой компетенций предложено заниматься учебным заведениям с соответствующей материальной базой. Но тогда вопрос – если учебное заведение готовит специалистов, может ли оно [беспристрастно] оценить их качество или профессиональные навыки? Тем более с учетом того, что инструкторы – это все же люди с большим практическим опытом. Мы направили свои предложения в качестве поправок к законопроекту, очень надеемся, что они будут учтены. 

Еще одна давно ожидаемая мера – регулирование турагентской деятельности. Законопроект о создании реестра турагентов тоже внесен в Думу. Он призван организовать нормальное законодательное регулирование этой части рынка и исключить злоупотребления этим статусом со стороны не очень добросовестных участников. Мы видим, что сейчас многие турагенты работают на направлении въездного турима, по сути, подменяя туроператоров. Но вместо того, чтобы ввести ответственность для самих турагентов разработчики закопроекта предлагают переложить эту ответственность на туроператоров, что на взгляд туристского сообщества Камчатки, как минимум, несправедливо.     

– На региональном уровне вы можете организовать аттестацию гидов и проводников?

– Да, но пока только на добровольной основе. И мы уже ввели ее в конце прошлого года. С учетом того, что вопросы подготовки кадров в туризме для нас крайне важны, несколько лет назад правительство края совместно с Петропавловским филиалом РАНХиГС запустило новый образовательный проект – программу профессиональной переподготовки экскурсоводов и позднее – гидов-переводчиков. У нас очень серьезные преподаватели, серьезная программа: от первой медицинской помощи, вопросов безопасности, географии и топонимики до уклада жизни коренных народов Камчатки и культурных особенностей наших зарубежных гостей. 

В 2020 г. мы думаем подступиться к подготовке инструкторов-проводников. Хотя, честно говоря, по-прежнему не очень понятно, как это делать, ведь в профессию должен приходить уже подготовленный человек, который ни один год занимается туризмом или альпинизмом. 

В советское время было огромное количество туристских и альпинистских клубов, – там работали профессионалы, я сама занималась в таком. Сейчас они, конечно, тоже есть – но далеко не в том состоянии. И откровенно говоря, очень мало организаций, которые работают с детьми, начинают с юных лет им прививать любовь к походам. Плюс нормативная база: если досконально следовать всем требованиям, детям в лес сейчас вообще нельзя – потому что лагерь, где они ночуют, должен быть огражден забором, нужны источники питьевой воды и проч. 

У нас на Камчатке есть несколько сильных детских клубов, Дом детско-юношеского туризма и экскурсий при Минобразовании делает очень крутые программы. Но и этого недостаточно, ведь на таких территориях, как Камчатка, туризм должен быть массовым явлением.