Новое искусство нового времени | Свежие новости России и мира
26.11.2020

Новое искусство нового времени

Два крупных столичных проекта, VII Московская международная биеннале молодого искусства и вторая Триеннале российского современного искусства, должны были открыться еще весной – летом этого года, но карантин внес коррективы. Первый не мог доставить в Россию ни западных кураторов и художников, ни произведения. Второй был лишен и физического пространства – организатор, музей «Гараж», одним из первых принял решение о закрытии институции еще в самом начале пандемии. Впрочем, вынужденная отсрочка пошла, вероятно, на пользу всем.

Биеннале: странствующая молодежь

У биеннале молодого искусства едва ли не с рождения непростая судьба. Что ни год, менялись организаторы (неизменным оставался лишь Московский музей современного искусства MMOMA) и покровители, комиссары, кураторы и площадки. Неустойчивость и поиски могли быть полезны для развития, но затянулись. И на деле не дали весомого аргумента в пользу существования биеннале.

Сегодня, однако, есть шанс, что сделанный в этом году шаг к стабильности все исправит – комиссаром смотра стал Алексей Новоселов. Он человек из самого MMOMA, который уже дюжину лет отвечает за выставочную политику музея и знает, как делаются внятные зрелищные проекты. И если бы не закрытые границы, то четыре выставки основного проекта уже открылись бы в одном из огромных корпусов Музея Москвы вместе с его «уличной» частью. В этом случае первой ярмарке искусства blazar, занявшей это место, пришлось бы потесниться. Но и тут, как говорится, звезды сошлись: ярмарке досталось удобное место, а своей концепцией по продаже именно молодого искусства она смогла хоть на время компенсировать его фактическое отсутствие. Более того, ярмарка стала спецпроектом биеннале и промоутировала на своих стендах ряд будущих участников – участников основного проекта.

Сама же биеннале стартовала пока своей «наружной» частью – на внутренних фасадах Музея Москвы появились масштабные объекты и инсталляции четырех российских художников. Все они в своем роде очеловечивают музейный бетонно-асфальтовый двор-колодец (в СССР здесь была армейская автобаза) и готовят к собранию молодых и, надеемся, дерзких.

23-летняя Алиса Омельянцева, живущая в Москве и Вене, обтянула одну из стен серебристой фольгой. Таким образом автор намекает на то, что всё сегодня становится зеркалом Гезелла, за всеми наблюдают тысячи камер. С работой Омельянцевой перекликается и инсталляция напротив: Рома Богданов зашторил двери и окна экранирующей тканью, которую военные используют для маскировки. Об уязвимости в глобальном мире рассказывает и Игорь Самолет в инсталляции «Я смотрю на тебя, ты смотришь на меня», собранной из снимков и личной информации из смартфона художника. А надпись «Все такие разные», сложенная из гигантских букв, – это часть инсталляции Алины Глазун. Она звучит как напоминание перед встречей с сотней художников со всего мира, что будут постепенно «населять» Москву в рамках биеннале и ее параллельной программы почти до конца года.

Триеннале: русские пришли

Вынужденная отсрочка позволила более тщательно подготовиться и кураторам триеннале в «Гараже». В этом сезоне Валентин Дьяконов и Анастасия Митюшина сделали весьма рискованный проект. Они не сами выбирали художников для панорамного взгляда на российское актуальное искусство, а манифестировали «коррупцию и любовь» – предложили участникам прошлой, первой, триеннале номинировать своих коллег. Правда, с условиями. Во-первых, каждый мог предложить к участию только одного автора, непременно указав личный мотив и статус взаимоотношений. Во-вторых, необходимо было любым способом помочь своему номинанту в осуществлении проекта.

Таким игровым подходом в музее исследуют связи внутри сообщества. Часто они невероятно забавны – правда, если внимательно читать этикетки на выставке. От вполне человеческих «товарищ – товарищ», «земляки» или «муж – жена» до художественно-фантазийных «триггер – резонатор», «лотерея» или «аукцион». Аукцион действительно случился в сети: художница Маяна Насыбуллова, участвовавшая в прошлой триеннале с проектом «Актуальный янтарь» (залитые в смоле предметы – символы разных эпох), устроила торги с единственным лотом – номинацией. Другие авторы могли купить лот и тем самым обеспечить себе участие в выставке либо предложить своего кандидата. Аукцион получился серьезным – ставки перевалили за сотню тысяч рублей. А покупателем стал директор «Гаража» Антон Белов, передавший право участия в триеннале одному из самых талантливых скульпторов – Ивану Горшкову.

Художники вообще в большинстве своем люди веселые и остроумные. Ровно как покупателем в такой ситуации мог оказаться абсолютно любой автор, так и в номинациях по дружбе или большой любви в экспозицию могли попасть – и попали – не самые лучшие. Боялись ли такого поворота кураторы? «Да, боялись! Но твердо стояли на своем и принимали всех!» – говорит кураторский дуэт.

Музей и правда, как ни один другой, лоялен к художникам. Он одним из первых сделал бесплатные резиденции с мастерскими на ВДНХ – именно там создавалось большинство новых работ для триеннале, а новинок здесь более 80%!

Конечно, при таких исходных данных главной сложностью было объединить это многоголосие в одном пространстве. Архитекторы и кураторы, использовав популярный художественный подход, придумали собственную «планету». На ней есть и «остров соперников», и «архипелаг наставников», и, конечно, свой «заповедник любви». Бродить по «планете» увлекательно – неявных смыслов и просто виртуозно исполненных вещей хоть отбавляй.

Здесь ранимые и хрупкие образы Алисы Горшениной из Нижнего Тагила, созданные из текстиля, бусин и мишуры по мотивам народного фольклора, соседствуют с технологичными установками на тему вмешательства человечества в геологические процессы от москвича Дмитрия Морозова. Абстракция Рамина Нафикова из Казани – с кладбищенской керамикой с панковскими лозунгами вместо портретов (Павла Маркова из Омска). Фигуративная живопись о самоизоляции основательницы израильской группы «Новый Барбизон» Наталии Зурабовой – с аппликациями из цветной бумаги Зины Исуповой из Москвы, использующей «детскую» технику для создания социально-политических высказываний. А видео «Московская богема» Игоря Мухина и Виталия Акимова – с инсталляцией «Два солнца» из монотипий и фотографий ньюйоркца Сани Кантаровского, посвященной диалогу с его недавно ушедшей из жизни бабушкой.

Все это разнообразие рассказывает о современности, пожалуй, даже больше, чем новостные ленты. Здесь вы не увидите событийную канву времени, а отправитесь в путешествие по новым смыслам эпохи.